Кот Бегемот

Славянский правитель Само и его «держава» (623-658)



Славянский правитель Само и его «держава» (623-658). Источники, локализация, социально-политическая организация, историческое значение. СПб., 2019

Удивительная история Само – купца, ставшего бесстрашным воином и непобедимым полководцем, сокрушившим войска Аварского каганата и Франкского королевства, перед которыми трепетали многие народы; иноземца, ставшего славянским князем и всю жизнь верой и правдой достойно служившего своему новому народу и своей новой родине, мало кого оставляет равнодушным.


В работе рассматриваются ключевые вопросы изучения одного из первых известных по источникам славянских предгосударственных политических объединений – «державы» Само (623 – 658): источники, повествующие о Само и его «государстве»; проблема происхождения Само, обстоятельства его вокняжения у славян, социально-политическая организация его «державы» и вопрос о локализации её ядра; историческое значение «государства» Само и одержанных им побед над аварами и франками. В Приложении впервые на русском языке публикуются переводы фрагментов из «Деяний Дагоберта I» и «Обращения баварцев и карантанцев», повествующие о Само и его «державе».

Форт Шанц - один из первых фортов Кронштадта. Осенняя прогулка

Форт Шанц - интересный объект для всех тех, кто любит историю своей страны, и особенно - для тех, кто увлекается военной историей. Это одна из самых доступных крепостей для жителей Петербурга, потому что сюда можно доехать как на машине, так и общественным транспортом. Порадует он и любителей заброшек - здесь есть, где полазать. И, что особенно радует, все бесплатно, в свободном доступе. Все помещения открыты, заходи в любое время суток!

Мы направились сюда после прогулки по заказнику "Западный Котлин", о чем я писал в этой заметке. Форт расположен прямо у его границ, и совмещать прогулку сразу по двум туристическим объектам очень удобно. И сейчас я расскажу подробнее про это оборонительное сооружение, а также покажу его фотографии, сделанные нами 22 ноября 2019 года.



Collapse )
Кот Бегемот

Два автора Повести временных лет и проблема объёма летописной работы Нестора

Моя статья

Два автора Повести временных лет и проблема объёма летописной работы Нестора // Вестник «Альянс-Архео». 2019. Вып. 29. С. 3-60

В статье обосновано принципиально новое решение "главного вопроса" летописеведения - вопроса о том, что написал летописец Нестор и предложена полная реконструкция его летописных текстов.

Усадьба Куммолово - место с богатой историей. Валун в Ломахе. Крепость Копорье

Я с нетерпением ждал поздней осени, чтоб реализовать свой давний план - посетить усадьбу Куммолово. Любые развалины надо посещать в межсезонье, потому что летом их закрывает бурная растительность, а зимой - глубокий снег. А вот ноябрь - время идеальное, нет ни первого, ни второго, все открыто. И ходить удобно. Дождавшись ноября, рванули туда. В планах было так же глянуть знакомый давно уже гигантский валун Русич, а также погулять возле крепости Копорье, впервые сделав осенние фотографии этого памятника истории. И это все нам успешно удалось осуществить! Сейчас я расскажу, почему усадьба Куммолово так интересна всем, кто любит историю своей страны. И покажу фотографии того, что от нее осталось.


Collapse )
Кот Бегемот

Топ пять книг по Киевской Руси

Пять ключевых, по моей версии, опорных книг по истории Киевской Руси, с которых я бы советовал начинать знакомство с ней.

Пять книг о Киевской Руси: от простого к сложному
Кот Бегемот

Как пишутся антирецензии

Тульский историк А.В. Журавель о подлости и упадке культуры рецензирования в современной исторической науке. Печально видеть, что символом данных явлений и "героем" статьи Александра Ваильевича стал мой однокурсник Миша Несин, в своём самодовольном хамстве докатившийся до того, что слово "несинщина" стало нарицательным термином для обозначения нечистоплотных молодых учёных, ничем не гнушающихся для самоутверждения и готовых на любую подлость и низость.

Александр ЖУРАВЕЛЬ. Как пишутся антирецензии, Или «Здравствуй, племя младое, незнакомое…»

"Но в науке слишком долгое время считалось дурным тоном даже заговаривать о ее этических проблемах, а уж называть вещи своими именами — тем более. Фигура умолчания на сей счет господствовала абсолютно. Традиционно излагались — и в целом и до сих пор излагаются — обезличенные идеи и мнения. И хотя к ним приписываются имена (фамилии и инициалы), но об их носителях читатели ничего не могут узнать, кроме в лучшем случае формальных сведений, ничего не говорящих о личности автора. Научный язык — это язык безэмоциональный: обезличенные люди обезличенно выражают свои обезличенные мнения.

В этом отношении интернет кажется явлением благотворным, но беда заключается в том, что сетевое самовыражение не стало предпосылкой для творческого самовыражения в академических текстах: говорить о личном отношении к обсуждаемым проблемам и тем более к носителям обсуждаемых идей до сих пор не принято. Но вот незадача: истинное отношение авторов статей к оппонентам «читается» в последнее время все чаще и все более отчетливо. Читается между строк. И отношение в таких случаях обычно — жестко негативное. И приобретает это три основные формы: 1) я оппонента «не люблю», а потому я его и его работы игнорирую — как будто их нет совсем; 2) я оппонента «не люблю», а потому разбирать его доводы всерьез не буду; лишь вскользь противопоставлю его взглядам свои и пожурю его за легковесность доказательств; 3) если же оппонент меня как-то задел, то его «ненавижу», а потому устрою ему погром, т.е. подробно разберу его систему доказательств со своей колокольни, покажу их никчемность и сделаю оргвыводы: оппонент — не ученый, лжеученый, плохой ученый; его идеи — в корне неправильные, лежащие за пределами истинной науки и даже ей противостоящие. Правильные, научные, взгляды — только у меня и у тех, кто со мной согласен.

Я сознательно утрирую эти основные подходы к критике оппонентов, но такова уж реальность. Можно было бы выразиться помягче, но суть от этого не изменится: такая «научная критика» с точки зрения научного идеала не имеет почти никакого отношения ни к науке, ни к критике. Почти — оговорка необходимая: во-первых, приходится говорить о науке реальной, а не об идеальной; во-вторых, и в разносной «критике» иногда встречаются отдельные здравые, справедливые мысли, указывающие на реальные недостатки разбираемых работ.

И погромы (без кавычек), и умеренные «рецензии» (в кавычках) отличаются одной общей чертой: в них всегда игнорируются либо общая методологическая посылка, лежащая в основе «рецензируемой» работы, либо система доказательств, обосновывающая авторские выводы, либо то и другое вместе. Им обычно механически противопоставляется другая концепция, которая «подкрепляется» несколькими частными примерами, будто бы доказывающими правоту критика и неправоту его оппонента. То обстоятельство, что единичные факты, вырванные из контекста (авторской системы доказательств), сами по себе способны «доказать» не одну, а несколько разных концепций — это особенно касается средневековой истории, — критиками обычно во внимание не принимается. Их задача — другая, пропагандистская: развенчать любым способом противника и перетянуть на свою сторону как можно больше нейтральных читателей, имеющих о теме самое общее представление.

Разумеется, такая «критика» вызывает у ее жертвы протест и желание ответить — зачастую так же и даже более хлестко. Если у противоборствующих ученых есть соратники, то образуются «партии», выступающие сплоченно и устраивающие противнику (или противникам) погром — серию публикаций, чаще в одном издании. Погромы могут иметь и идеологический, и личный характер, но форма и конечные «выводы» от этого мало меняются: личность клеймится, взгляды выносятся за пределы правильной науки".

Юрьев монастырь в Новгороде - самый древний монастырь России

Юрьев монастырь - один из моих любимых монастырей в России. Но он будет интересен не только мне, но и каждому, кто любит историю. Потому что это один из самых древних монастырей в нашей стране. А еще он напрямую связан с Ярославом Мудрым - одним из величайших правителей нашей страны за всю ее историю. Ведь того в крещении звали Георгием, а Юрий и Георгий - это одно и то же имя, и Юрьев монастырь назван именно в честь могущественного князя.

Мы направились сюда после октябрьской поездки по окрестностям Великого Новгорода. Был уже вечер,и последние светлые минуты дня решили провести именно здесь, в тихой и спокойной атмосфере русской древности. И сейчас представлю глазам читателей моего блога сделанные в монастыре фотографии, а также фото нашей прогулки по прекрасному вечернему Новгороду.



Collapse )

Рюриково Городище. Древняя крепость русичей. Самый исток нашей истории.

Во время нашего октябрьского путешествия по Новгороду и окрестностям мы уделили внимание самой древней части города - Рюрикову Городищу. Это ценнейший памятник древнерусской истории. Здесь мы уже бывали несколько лет назад, но летом. Теперь же можно было увидеть его в осенних тонах. А кроме того, нас ждало приятное дополнение - появившийся из далекого прошлого, словно по волшебству, деревянный город Рюриковичей...Это именно так, я не преувеличиваю, самих Рюриковичей,которые ходили по этим стенам, башням... Что все это значит - я расскажу ниже, а заодно покажу красивые фото этих мест. И расскажу о самом городище.


Collapse )
Кот Бегемот

Русский каганат и "третий путь" поисков начальной Руси

Моя статья

Работы Дмитрия Тарасовича Березовца и проблема локализации Русского каганата // Исторический формат. 2018. № 3-4. С. 176-245

Известный советский археолог Дмитрий Тарасович Березовец (1910-1970), открыватель пеньковской и волынцевской культур, сформулировал и наметил третий путь в поисках начальной Руси, резко отличный от большинства как "норманистских", так и "антинорманистских" теорий: ранние русы во главе с хаканом, известные из восточных и западных источников, по мнению Березовца были аланами, носителями салтово-маяцкой археологической культуры: памятники салтово-маяцкой культуры располагаются ровно на том месте, где ранние восточные авторы локализуют русов, а этнографические описания русов у восточных авторов в точности соответствуют этнографическому портрету аланов, рисуемому по археологическим материалам (к сходным выводам о локализации Русского каганата в регионе Верхнего Дона и аланской этнической основе данной политии в тоже время пришёл русский историк эмигрант Г.В. Вернадский, причём Вернадский и Березовец, видимо, не знали о работах друг друга и независимо пришли к общему выводу: Русский каганат письменных источников - это аланское политическое объединение в верховьях Северского Донца и Дона).

К сожалению, все соответствующие работы Д.Т. Березовца были опубликованы после безвременной смерти учёного, поэтому полноценного обсуждения новой концепции не состоялось, а поскольку она противоречила всем господствующим подходам и теориям (как "норманистским" попыткам связать русов со скандинавами, так и "антинорманистским" поискам руси в Среднем Поднепровье), то не смотря на весь научный авторитет Д.Т. Березовца, была волюнтаристски забыта (ну а концепции Г.В. Вернадского в СССР можно было обсуждать только в рамках «критики буржуазной историографии»). Только в конце 90-х - начале 2000-х годов в работах В.В. Седова и Е.С. Галкиной концепция Русского каганата как особой политии на юго-востоке Европы была возращена в актуальный историографический контекст. В статье рассмотрена историография дискуссии о Русском каганате и показаны возможности дальнейшего сопоставления этнографического описания русов в восточных источниках с археологическими материалами салтовской культуры, намеченного в работах Д.Т. Березовца.

Исторический Формат, 3-4/2018

Встречайте новый номер международного научного журнала «Исторический формат» и извините за затянувшуюся паузу... Мы срочно наверстываем упущенное и возвращаемся в наш традиционный издательский план — один выпуск в квартал. Поэтому отложим долгие вступления, и сразу к делу… Этот номер выдался объемным, даже притом, что это не обычное, а сдвоенное издание. В редакционом портфеле стало больше статей по «молекулярной истории» и новейшим ДНК-исследованиям, что, наверное, уже бросилось вам в глаза в содержании. Это хороший знак, потому что традиционная историческая наука остро нуждается в междисциплинарных исследованиях. Да и в целом будущее за работами на стыке наук, потому что только таким образом возможны перекрестные проверки и воспроизводимые научные результаты.



Читайте в этом выпуске:

Рожанский И.Л. Рюриковичи: данные Y-ДНК и возможные корни правящего рода Древней Руси
Соловьева О.Ю., Соловьева П.С. Дневник ратника ополчения Якова Ивановича Полежаева
Кулаков В.И. Хозяйственная деятельность эстиев и янтарная торговля
Кулаков В.И., Меркулов В.И., Семёнов А.С. К истории митохондриальных гаплогрупп: сигнал 150T из погребения пруссов XI века из Юго-Восточной Балтии
Петров А.Н. Денежная политика Норвегии от завершения Эпохи викингов до Кальмарской унии (1050–1397)
Фомин В.В. Норманистская сущность «советского антинорманизма». Часть первая
Клёсов А.А., Фалеева Т.Г. Ископаемые гаплогруппы и гаплотипы двух хазарских захоронений
Жих М.И. Работы Дмитрия Тарасовича Березовца и проблема локализации Русского каганата
Прозоров Л.Р. К вопросу о «народе Рос» у Псевдо-Захарии Ритора
Марков В.В. Ещё раз к вопросу о месте и времени возникновения Смоленска
Кузнецова Н.Ю., Савченко В.Н. Некоторые особенности взаимоотношений публициста А.С. Пругавина и епископа Андрея (Ухтомского): на материалах переписки авторов
Васильев И.Ю. Кубань: изменения в укладе жизни последней четверти XX – начала XXI вв.
Желтоухова Д.В. Социокультурная динамика советских краеведческих музеев Среднего Поволжья второй половины XX века
Чистяков Н.Д. Рецензия на книгу: Грот Л.П. Имена летописных князей и корни древнерусского института княжеской власти

Бесплатно скачать выпуск на официальном сайте